Наталья Ю. Симоненко (Волгоград)

ЖАНРОВАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ КИТАЙСКИХ НАРРАТИВНЫХ ПЕСЕН В ДИАХРОНИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

 

Аннотация: Статья посвящена выявлению жанровой специфики китайских песенных нарративов. Особое внимание уделяется динамике жанров нарративных песен ХХ — ХХI вв., причинам выбора того или иного жанра для песенного повествования на разных исторических этапах.

Ключевые слова: китайская нарративная песня; песенный нарратив; песенный жанр; жанровая специфика; жанровая дифференциация; нарративный анализ.

 

Жанр песни является одним из ключевых параметров ее анализа. На основе содержания, эмоций, конкретной обстановки, персонажей, сюжета, выразительных средств, ритма и других составляющих формируется уникальный самобытный стиль, который впоследствии становится определенным песенным жанром. И если тематика песни соотносится с ее содержанием, то жанр скорее соотносится с формой, т. е. планом выражения того, о чем говорится в песне. В основе нарративной песни лежит нарратив. В своей работе мы придерживаемся определения В. Шмида, согласно которому на современном этапе развития нарратологии под нарративом понимаются «повествовательные произведения любого жанра и любой функциональности» [Шмид 2008, 9]. Цель данной статьи состоит в выявлении жанровой специфики китайских песенных нарративов и рассмотрении ее в динамике.

В соответствии с целью исследования, мы обратились к работам китайских ученых, труды которых посвящены жанровой классификации песен [周惠娟, 1999; 冯洁轩, 乔建中, 张振涛, 2010]. На основе этих работ и опираясь на исследуемый нами материал, мы выделяем следующие жанры китайской нарративной песни: лирические, эпические, танцевальные, сатирико-иронические и детские. Наше исследование не затрагивает детские песни, т. к. их рассмотрение требует особой методики и подходов, отличных от рассмотрения «взрослых» песенных нарративов.

В качестве материала исследования нами были отобраны 73 китайских нарративных песни ХХ—XXI вв., из которых 33 относятся к революционному периоду с 1924-го по 1977 г. (пекинский переворот 1924 г., буржуазно-демократическая революция 1925—1927 гг., гражданская война 1927—1950 гг., правление Мао Цзэдуна 1949—1977 гг. и Культурная революция 1966—1976 гг.), 40 — к периоду с 1978 г. по настоящее время (этап реформ Дэн Сяопина и «большого западного скачка»). На основе работ отечественных и зарубежных нарратологов [Леонтович 2010; Шмид 2008; Jahn 2005; Genette 1972; 谭君强 2009; 胡亚敏 2004] критерием отбора нарративных песен мы считаем наличие в песне сюжетной линии, нарратора, персонажей и взаимодействия между ними. Единицей анализа в нашем исследовании выступает одно повествовательное произведение коммуникативного жанра в стихотворной форме, предназначенное для вокального исполнения, часто в сочетании с музыкальным сопровождением, т. е. нарративная песня [Симоненко 2015, 166]. В рамках данного исследования песня анализируется по следующим параметрам: нарратор, время, пространство, персонажи, события, основные сюжеты, тематика, жанровая специфика песен, бинарные оппозиции, фоновые знания, интертекстуальные связи.

Китайский песенный нарратив берет свои истоки в древних стихотворных пересказах китайских мифов о создании мира под аккомпанемент барабана, трещотки или других музыкальных инструментов [Спешнев 2008]. Китайское понимание нарративной песни существенно отличается от западного и фактически обозначает фольклорный повествовательный текст, повествовательный сюжет, переложенный на форму арии (песни, романса), отличительной особенностью которого являются характеристики, свойственные эпосу, балладам, эпическим поэмам. Слова такой песни часто имеют определенный ритм, используют разговорную лексику; в них отдается предпочтение повествованию от третьего лица, хотя иногда встречается перволичное повествование, отражающее речь персонажей песни. Руководствуясь именно этим пониманием термина «нарратив», китайские ученые разделяют исследуемые ими нарративные песни на повествовательные песни в стиле определенного этноса (民歌风格的叙事歌曲) и повествовательные песни песенно-сказительного (речетативного) или декламационного стиля (说唱风格或朗诵性质的叙事歌曲). В рамках предпринимаемого нами исследования мы придерживаемся китайского термина 叙事歌曲 / xùshì gēqǔ, в наибольшей степени соответствующего нашей трактовке понятия «нарративная песня».

Анализ материала показал, что в период революционного Китая (1924—1977 гг.) превалируют песни эпического жанра (32,8 %). Это «один из древнейших жанров эпоса, группа повествовательных произведений, объединенных историко-героической тематикой» [Литература и язык, 2006]. Исследователями отмечается, что такие песни «пробуждают самосознание людей, поскольку воспевают человеческие добродетели» [Безрукова, 2000]. В качестве примера можно привести песню: 《王大妈要和平》 («Тетушка Ван хочет мира»), которая по сей день сохраняет свою популярность в Китае. В этой песне времен американской агрессии (1950-е гг.) через описание деятельности тетушки Ван, которая всей душой поддерживает КПК, воспевается верность партии, желание открывать окружающим правду о политической ситуации, трудиться ради мира в стране:

 

王大妈要和平,

你看她东奔西跑要呀

那个要呀和平。

她每天动员妇女们来呀来签名,

宣传的脑筋开了窍,

道理懂得清。

你看她东奔西跑要呀那个要呀和平。

<…>

她到处宣传不消停。

逢人她就讲:

“大家来签名,

<…>

大家要齐心,

我们要反对

挑动战争的破坏和平的

美国强盗杜鲁门”。

Тетушка Ван хочет мира,

Видите, как она бегает и старается

Ради этого мира.

Она каждый день просит девушек приходить и подписываться,

Через агитацию просвещает их,

Объясняет смысл происходящего.

Видите, как она старается ради этого мира.

<…>

Она повсюду беспрестанно продолжает агитацию.

Кого ни встретит, расскажет:

«Давайте все подпишемся,

<…>

Давайте объединим наши сердца,

Мы должны противостоять

Разжигающему войну,

выступающему против мира американскому разбойнику Труману».

 

Также достаточно популярны песни лирического жанра (60,3 %). Такие песенные нарративы, как 《香港之夜》 («Ночь в Гонконге»), 《小燕子》 («Маленькая ласточка») и др. наполнены личными чувствами, настроениями персонажей; их мелодии очень мягки и красивы; их характеризует размеренный медленный ритм. Именно этому жанру отдается предпочтение в песнях периода реформ (с 1978 г.). Многие из них отражают глубокую привязанность к любимым, тонкие, интимные взаимоотношения людей, например: 《相伴》 («Вместе»), 《相亲相爱一辈子》 («Любить всю жизнь») и др. Персонажами таких песен становятся молодые люди, которые в первый раз влюбляются, или уже состоявшиеся в жизни люди среднего возраста, которые описывают историю своей взаимной любви или повествуют о личном несчастье. Приведем пример из песни《光阴的故事》(«Светлая история»), в которой куплет за куплетом подобно смене времен года изменяются отношения между двумя персонажами: они встречаются, расстаются, затем долго переживают свое расставание. В конце песни нарратор сообщает, что через многие годы разлуки они смогли вернуться в свою первую весну, т. е. вновь быть вместе:

 

“春天的花开秋天的风

以及冬天的落阳,”

忧郁的青春年少的我

曾经无知的这么想。

风车在四季轮回的歌里

在天天地流转。

风花雪月的四季里我

在年年的成长。

流水它带走光阴的故事

改变了一个人。

就在那多愁善感

而初次等待的青春。

«Весной цветут цветы, осенью дует ветер, зимой пропадает солнце»,

Так думал я в моменты печали, когда был невежественным и молодым.

Но ветряная мельница в калейдоскопе времен года все вращается на просторах природы.

Ветры и цветы, снега и луны четырех сезонов я проживал год за годом.

Водяным потоком светлая история изменила меня.

И после стольких печалей, мыслей и чувств наступила первая долгожданная весна.

 

Жанровое разнообразие растет, и к концу ХХ в. появляются песни танцевального жанра (5,5 % от всех проанализированных песен). Они имеют живую мелодию, четкий ритм и простую композицию. Это объясняется ослаблением идеологического контроля со стороны КПК, а также влиянием западного песенного творчества. Танцевальные песни повествуют о любви, чаще всего от имени фемининного нарратора.

Из всего исследованного нами материала песенных нарративов лишь одна песня может быть отнесена к сатирико-ироническому жанру, это песня《东北人都是活雷锋》 («Все люди северо-востока — это живые Лэй Фэны»), в которой люди северо-востока иронизируют сами над собой. Стилистический прием антономасии / 活雷锋 («живой Лэй Фэн») апеллирует к образу реально существовавшего последователя КПК, у которого председатель Мао Цзэдун предложил учиться бескорыстию и взаимопомощи. Поскольку этот молодой человек был уроженцем северо-востока, его земляки решили, что все они такие же бескорыстные и готовые прийти на помощь. Мы приведем отрывок этой песни, т. к. в нем четко прослеживается национально-специфическое своеобразие китайского песенного творчества:

 

俺们那嘎都是东北人。

俺们那嘎盛产高丽参。

俺们那嘎猪肉炖粉条。

俺们都是活雷锋。

<…>

那个人他不是东北人。

Все мы говорим, что мы люди северо-востока.

Все говорим, что у нас много корейского женьшеня.

Все мы говорим, что у нас принято тушить свинину с лапшой.

И что все мы живые Лэй Фэны.

<…>

Тот человек был не с северо-востока.

 

Сюжетная линия песни излагается от лица гетеродиегетического нарратора в хронологическом порядке: водитель сбивает человека и уезжает с места происшествия; старый Чжан, увидевший аварию, отвозит пострадавшего человека в больницу, и они разговаривают о случившемся. В конце песни нарратор делает заключение, что сбивший его человек, который испугался и уехал, был не с северо-востока. Как уже было упомянуто, люди с северо-востока Китая считают себя самыми вежливыми, готовыми к помощи ближнему. Но поскольку старый Чжан поехал на северо-восток Китая, где и произошла авария, то и виновный водитель, как предполагается, был уроженцем северо-востока Китая. Поэтому заключительная мысль песни звучит несколько иронично. В песне также присутствует имитация пения в пекинской опере в припеве, что апеллирует к традиционной китайской культуре.

Представляется возможным на основе исследуемого материала проследить динамику жанрового разнообразия китайских песенных нарративов. До 1977 г. многие песни (39,4 %) были лирическими, однако большая часть песен (60,6 %) может быть отнесена к эпическому жанру. Большинство эпических песен периода революций проводили идеи КПК и воспевали успехи партии, народа, армии. Это такие песни, как 《天上布满星》 («Небо усыпано звездами»), 《我们的生活充满阳光》 («Наша жизнь наполнена солнечными светом»), 《祝福毛主席万寿无疆》 («Желаем долгих лет председателю Мао»), 《灿烂的朝霞》 («Сверкающая утренняя заря»).

С началом реформ в Китае стало все больше песен о романтической любви, а также тех, которые использовали «природные» метафоры для описания чувств. Поэтому подобные эмоции и переживания с конца ХХ в. все чаще (77,5%) укладываются в форму лирического произведения. Это также объясняется увеличением интереса к внутренним чувствам человека, которое наметилось после ослабления влияния коммунистической идеологии на песенное творчество в Китае. К лирическим относятся такие песни, как: «香港之夜» («Ночь в Гонконге»), «小燕子» («Маленькая ласточка»),   «第一次» («Первый раз»), «约定» («Обещание»), «相亲相爱一辈子» («Любить всю жизнь»).  Эти песни полны трепетных чувств, личностных переживаний, сомнений и раздумий, а также сокровенных желаний, надежд человека на его счастливую личную жизнь.

Подводя итог, мы можем отметить, что в период революционного Китая превалируют песни эпического жанра, а в период реформ — лирические песни. Преобладание лирического и эпического жанров в нарративных песнях, а также наличие танцевальных и сатирико-иронических песен, с одной стороны, объясняются спецификой исследуемого материала, т. к. другие песенные жанры, к примеру, гимны и марши, как правило, не отвечают используемым нами критериям отнесения песни к числу нарративных, а с другой — отражают социальную и политическую динамику в китайском обществе. Рост жанрового разнообразия к концу ХХ в. объясняется ослаблением идеологического контроля со стороны КПК, а также влиянием западного песенного творчества.

В данной статье изложены результаты исследования китайских песенных нарративов лишь по одному из параметров, жанровой специфике. Отмеченная динамика жанров китайских нарративных песен может не только являться следствием исторических событий в китайском обществе, но и иметь причинно-следственные связи с изменениями по другим параметрам исследования песен, таких как: тематика, события, сюжет, нарратор, персонажи, фоновые знания, бинарные оппозиции и др. В этой связи перспективами исследования мы видим рассмотрение динамики китайских песен по перечисленным параметрам.

 

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 15-04-00500.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Безрукова В. С.

2000 — Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога). Екатеринбург, 2000.

Горкин А. П.

2006 — Литература и язык: современная иллюстрированная энциклопедия / под ред. А. П. Горкина. М., 2006.

Леонтович О. А.

2011 — Методы коммуникативных исследований. М., 2011.

Симоненко Н. Ю.

2015 — Особенности китайских нарративных песен в диахроническом аспекте // Известия Волгоградского педагогического университета. 2015. №. 2 (97). С. 166—170. (Филологические науки).

Спешнев Н. А.

2008 — Песенно-повествовательное искусство // Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М. Л. Титаренко. Т. 3. Литература. Язык и письменность. М., 2008. С. 110—119.

Шмид В.

2008 — Нарратология. 2-е изд., испр. и доп. (Коммуникативные стратегии культуры). М, 2008.

Genette G.

1976 — Figures I. Paris, 1976.

Jahn M.

2005 — Narratology: A Guide to the Theory of Narrative. English Department, University of Cologne, 2005. URL: http://www.uni-koeln.de/ (accessed 23.01.2016).

谭君强 (Тань Цзюньцян)

2009 — 叙事学导论 (Введение в нарратологию) /谭君强 (Тань Цзюньцян). — 第3版. 高等教育出版社, 2009.

冯洁轩 (Фэн Цзесюань), 乔建中 (Цяо Цзяньго), 张振涛 (Чжан Чжэньтао).

2010 — 体裁类别 (Классификация стилей) // 拙风文化网, 2010. URL: http://www.wenhuacn.com (accessed 23.01.2016).

胡亚敏 (Ху Яминь)

2004 — 叙事学, 基本信息 (Основы нарратологии) /胡亚敏 (Ху Яминь). 第2版. 华中师范大学出版社, 2004.

周惠娟 (Чжоу Хуэйцзюань)

1999 — 《中國新音樂史論》(Работа по истории новой музыки Китая) // Monique Arts. 1999. URL:  http://www.moniquearts.com (accessed 21.01.2016).

 

 

 

© Н. Ю. Симоненко, 2016.